Здание музея

Архитектура

Калининградский музей янтаря расположен в центре города на берегу озера Верхнего в фортификационной башне Дона, носящей имя прусского генерал-фельдмаршала Дона, участвовавшего в освободительной войне против наполеоновской Франции в составе русско-немецкого региона и с 1812 года находившегося на русской службе. Башня является историко-архитектурным памятником середины XIX столетия, составляющая вместе с Росгартенскими воротами единый крепостной комплекс. История комплекса связана также развитием Кенигсберга, событиями Второй мировой войны.

5 апреля 1843 г. был утвержден проект фортификационного укрепления Кенигсберга. Верхний пруд (немецкое название, сегодня мы говорим Верхнее озеро), самое слабое место в обороне, решено было прикрыть двумя круглыми башнями. Башни поставили на расстояние двойной дальности стрельбы орудий, что давало возможность простреливать поверхность озера перекрестным артиллерийским огнем. На западном берегу расположили башню Врангель, а на восточном – башню Дона.

Пруссия первой из европейских стран применила идеи Марка Рене Монталамбера (1713-1799), на практике оценив важность многоярусного артиллерийского огня, как мощного фактора обороны.

Башню строили с 1852 по 1853 год. В плане она круглая, ее диаметр составляет 34 м, высота 12 м, два этажа наземных и один подземный, подвалы.

Подвалы предназначались для хранения запасов продовольствия, боеприпасов и военного снаряжения. Всего в башне 42 каземата, расположенных в два кольцевых яруса. Их анфиладное расположение, без внутренних перегородок, создавало удобства для маневров гарнизона при обороне.

При строительстве башни использовался специальный фортификационный кирпич, проходивший многообжиговую закалку по принципу закалки стали (нагрев - отпуск, и так несколько раз).

Штукатурка не использована, т.к. обнаженный кирпич в условиях местного климата с частыми дождями, большой влажностью и мягкими зимами был прочнее и долговечнее, задавая при этом фасаду выразительную внешнюю красоту.

Башня была оборудована системой отопления каминного типа (не сохранилась), естественной вентиляцией, канализацией, дренажем. Имелся свой водозаборный колодец (по предположению Овсянова, вероятно, он находился на месте современного фонтана). Толщина стен, добротность и прочность конструкций превращали башню Дона в мощный опорный пункт, способный противостоять противнику, выдержать длительную осаду и вести круговую оборону.

К середине 19 в. в фортификационной архитектуре Кенигсберга некоторые конструктивные элементы превратились в декоративные, стали всего лишь ремаркой средневековой традиции. В первую очередь это касается зубчатой парапетной стенки. В башне Дона зубчатый парапет повторен дважды на разных уровнях. Это один из наиболее значительных элементов декора, задающих выразительную абрисную линию всему зданию.

Стиль «кирпичной неоготики», характерный для кенигсбергской архитектуры середины 19 в., нашел проявление в крестовых сводах казематов башни и декоративном оформлении наружной стены.

Ажурный аркатурный пояс, проходит по всей окружности башни, составляя самый выразительный элемент декора. Все амбразуры, оконные и дверные проемы башни имеют клиновые перемычки, выполняющие и несущие, и декоративные функции. Альтернативная по направлению кладка ложится красивым декоративным узором.

Со стороны озера Верхнего главный вход в башню прикрывался отводной стрельней (это термин зодчества Древней Руси, употреблен О.П.Овсяновым) - Г-образной кирпичной стеной, с многочисленными амбразурами.

Цоколь стены оформлен рустом, т.е. выложен из крупных булыжных камней различной формы, притесанных друг к другу и скрепленных цементным раствором.

Пространство между наружной стеной кордегардии и стеной противофильтрационной заветы всегда было заполнено водой.

Вода, видимо, поднималась до уровня рустованного камня и затекала свободно из Верхнего пруда.

Сегодня под мостиком поставлена бетонная дамба, перекрывающая доступ воды, т.к. цемент между рустом находится в плохом состоянии, нарушен дренаж, гидроизоляция. В результате вода под стенами башни однозначно приведет к «намоканию» здания.

Препятствием на пути противника становился искусственный ров, окружавший башню. Его глубина порядка 2-3 м.

История

До начала двадцатого века башня Дона, как и весь бастионный комплекс, находились в подчинении военному ведомству. До второй мировой войны в мирное время караул, заступавший на дежурство в башне, составлял порядка 15-20 человек и назначался из войск, стоявших в непосредственной близости.

В связи с созданием новой, более современной линии обороны - фортового пояса укреплений и расширением границ Кенигсберга, фортификационные объекты в черте города стали выкупаться муниципалитетом. Еще до первой мировой войны частично были ликвидированы валы, водные рвы, бастионы, а на их месте построены гражданские здания. Те же объекты, которые сохранились, были объявлены памятниками истории и архитектуры, стали музеями, в них поддерживался определенный температурно-влажностный режим, проводились реставрационные работы. В редюитах бывших бастионов разместились кустарные мастерские, частные магазинчики, кафе.

Башня Дона и примыкающие к ней Росгартенские ворота также были причастны к туризму и экскурсиям. Как памятники истории и архитектуры, они были открыты для осмотра, а в сочетании с живописным ландшафтом Верхнего озера и лесным массивом на его берегу составляли великолепную зону отдыха. Здесь находились многочисленные прогулочные тропы, смотровые площадки, кафе, магазинчик сувениров и небольшое фотоателье. Вероятно, в этот период был построен горбатый мостик.

С началом второй мировой войны башни Врангель и Дона вновь становятся военными объектами.

Открываются ранее заложенные кирпичом амбразуры, налаживаются инженерные системы обеспечения, подвозятся и устанавливаются казематные пушки.

Бывший комендант крепости Кенигсберг Отто Ляш в своей книге «Так пал Кенигсберг» подчеркнул, что подобно внешним фортам, старые укрепления внутреннего кольца, использовались при обороне в качестве главных опорных пунктов.

До осени 1944 г. в обеих башнях разместились склады стрелкового оружия, боевого снаряжения и имущества связи. Сохранившаяся аэрофотосъемка 1944 г. показывает, что на подступах к башне Дона была вырыта мощная траншея ломаных очертаний.

Дополнительным препятствием для советских войск должны были стать различного рода заграждения: ежи, рогатки, проволочные заборы, спирали Бруно, спотыкачи, выставленные перед траншеей.

В первые послевоенные годы башня Дона не имела постоянных хозяев, временно используясь различными организациями для складирования тары и сыпучих материалов. Результатом стал закономерный процесс разрушения конструктивных элементов, коррозия раствора кладки от постоянной сырости, нарушение гидроизоляции, вентиляции, дренажа, растительность на покрытии, захламленность местности и водного рва. До 1969 г. в башне Дона размещался складской комплекс военторга № 540.

Работы по созданию Музея янтаря, начатые в 1972 г., предотвратили интенсивный процесс разрушения.